Пелагия и красный петух

Когда я садился за очередную книгу о приключениях монашки-детектива, то ничего особенного от нее (книги) не ждал. Просто хотел «отдохнуть» после немного тяжеловесного Эко.  В принципе, так и получилось. Читалось легко, останавливаться не хотелось, скучать не успевал. Но... Какие же будут «но»?
В начале каждой акунинской книги, я искренне восхищаюсь автором. С каждым новым абзацем он  «навешивает» на сюжет все новые и новые темы, и каждая следующая интересней и масштабней чем предыдущая. Перспектива погружения в тайну завораживает и зовет глотать страницу за страницей.

Но проходит совсем немного времени, я замечаю что прочитал уже 2/3 книги, а нагромождение идей только-только перестало расти. Ему не успеть :(

За оставшиеся до конца пару сотен страниц, автор наверняка не сможет раскрыть все затронутые темы. Я вспоминаю, что в прошлый раз было точно так же.

Это ведь легкий жанр — быстрая смена декораций и идеологий жизненно необходимы, что бы не дать читателю прийти в себя. Так что это нельзя назвать недостатком. Акунин — молодец, работает очень качественно. В отличии от голливудских сценаристов он не раскидывается налево и направо тупиковыми сюжетными линиями, по сути одноразовыми подставками, под зрелищную сцену.

Наоборот, мне с первых страниц доподлинно известно, что КАЖДОЕ ружье повешенное автором на сцене, обязательно выстрелит. Нет лишних деталей, и незанятых в сюжете персонажей. Повествование на огромной скорости будет нестись  сквозь время и пространство, закладывая бешеные виражи среди расставленных декораций.  Свет прожектора на мгновение выхватывает из темноты очередную улику, безумный паровоз задевает краем крыла мировую проблему и... проносится дальше.

У меня есть версия. Акунин делает рекламу, пускает в прокат сногсшибательные видеотрейлеры, призванные заманить читателя в мир серьезной литературы. Хоть я читаю и много, а с классикой знаком плохо — давно выветрившаяся из головы школьная программа. Меня, и таких так я, акунинские дайджесты интригуют. Других, более подкованных читателей, они наверное согревают теплыми моментами узнавания. Приятно встретить старых знакомых, даже если встреча произошла в цирке.

Кстати, про знакомых. Тамплиеры,  набеги в Святую Землю, вопросы антисемитизма, псевдо-мужеложцы, магические ритуалы  и страсть к подземелиям из «Маятника Фуко» (предыдущая «моя» книга), очень уж плавно перешли в «Пелагию и красного петуха». Хотя, вру — тамплиеры к Акунину не доехали (по двое на одной лошадке далеко не ускачешь). А все остальное пришлось новому автору весьма кстати. Пазл продолжает разрастаться.

И еще чуть-чуть о знакомых. Акунин приучил своих читателей легко расставаться с героями. Чик-чик и нету. Герой погиб геройской смертью. Это происходило настолько часто, что мое читательское сердце огрубело и перестало оплакивать любимых персонажей... Борис, почему ты замочил Бердичевского? В последней книге он стал таким клевым!

P.S. Сильно-картавящий Христос это так мило. Интересно, зачем Акунин придумал эту деталь? Я до последнего боролся с соблазном узнать в Мануйле вечномолодого Владимира Ильича, хотя кроме картавости никаких других общих черт у этих пророков не замечено.

P.P.S.Образ Иисуса в современной русскоязычной литературе рассматривается в исследовании А.М. Лобина.

  6 comments for “Пелагия и красный петух

  1. avatar
    Женя
    10.02.2010 at 11:53

    Акунин прекрасен, вот только сцены насилия немного напрягают — очень уж красочные и подробные, на мой вкус. Особенно выкалывания и выковыривания глаз, видимо, его любимая тема. У него прям в каждой книжке кто-нибудь очень живописно лишается зрения.

    Может, это так комплекс проявляется из-за того, что сам Акунин очки носит...

  2. avatar
    Кирилл Ясько
    10.02.2010 at 21:38

    Привет Воронежу и рыцарям круглого стола!

    Женя, если не тяжело, напомни — кого еще лишал зрения наш любимый хулиган Акунин? А то кроме рассуждений про пытки из «Шпионского романа» :

    Мужчины делятся на две категории: глаза и яйца. Настоящего мужика мордобоем или там иголками под ногти не возьмешь.

    мне в голову ничего не лезет.

  3. avatar
    Женя
    11.02.2010 at 11:42

    Ну цитаты не приведу (и искать не буду). Но вот в Красном петухе, там, кажется, кому-то палочкой глаз выкалывали... в эпопее про Фандорина, там вообще, почти в каждой части об этом. Ну вот в частности, в одном из романов, не помню каком, всю семью (включая собачку), обезглазили, чтобы личность приступника не отпечаталась на их мертвых роговицах :) Это самое массовое лишение зрения, которое помню у Акунина.

    В Шпионском романе тоже, да?

  4. avatar
    Кирилл Ясько
    11.02.2010 at 22:50

    Вспомнил! Глаза всем подряд резал Будочник из «Любовника Смерти». Там же был уголовник Очко метавший ножички в глаза.

    А в «Шпионском романе», кажется, только обсуждают этот вопрос, до практики не дошло.

  5. avatar
    Jeka
    06.03.2010 at 13:17

    Да. Но самый прикол, это когда ружье подвешено но не стреляет. Читатель ждет до последнего. А оно просто висит что бы висеть.

  6. avatar
    Кирилл Ясько
    06.03.2010 at 15:01

    Это смотря какой читатель. Я, например, не очень дружу с памятью (потому и в карты не играю) — могу и не вспомнить о ружье, если оно не бахнет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *