Милан Кундера — Невыносимая легкость бытия

невыносимая легкость бытияВыбирая, какую книгу прочесть следующей, я частенько руководствуюсь таким невразумительным понятием, как престижность книги, которая проявляется обычно в «непопсовости» и «альтернативности». Такие книги зачастую напоминают серьезное авторское кино — откровенно скучное и мало-кому понятное. Иногда, наоборот, за пугающим названием скрывается увлекательнейшая история (так у меня было с «Педагогической поэмой» А.С. Макаренко).

Словосочетание «Невыносимая легкость бытия» тоже каким-то образом попало в «престижный» отдел моих культурных ассоциаций. И выбирая, чтобы такого прочесть после развлекательной «Ай гоу ту Хайфа», я остановился на этом солидном названии.

Вопреки моим опасениям, книга оказалась вполне удобоваримой (любители Кундеры, не обижайтесь — это я так хвалю). Конечно, не триллер-блокбастер, но по-своему интересное произведение. Опять же, наличествует некий заряд эротики, что безусловно подогревает интерес читателя (мой например). Насколько я понял, при экранизации книги эту тему тоже стороной не обошли.

Сабина в котелке на зеркалеМои ассоциативные ряды порой безумно просты и прямолинейны. Чешский доктор Томаш быстро запараллелися в моем сознании с русским доктором Живаго, также вкушавшего горькие плоды любви на фоне полного краха Родины.

Очень, очень порадовал прием, когда автор описывал одни и те же события сначала с точки зрения мужчины (Томаша), потом с точки зрения женщины (его жены) и выяснялось, что они живут как бы в разных мирах, лишь время от времени слегка соприкасающихся, и нет никаких шансов по-настоящему понять друг друга.  В то же время, наблюдающий со стороны читатель, вполне понимает проблемы и даже разделяет мнения каждого из героев, при всей их противоположности.

томаш, сабина и котелокАвтор, как старинный бомбардировщик (современные такого себе позволить не могут), раз за разом «заходит» на сюжет, вскрывая все новые и новые грани бытия. Я, как читатель, осознавал, что со мной играют, меня ведут, но не сопротивлялся, а наоборот радовался такому нововведению. Только я «включился» в сюжет, стал героем, поверил в реальность происходящего, как автор прямым текстом пишет, что это он это придумывает с такой-то и такой-то целью. Разрыв шаблона, я в гипнотическом трансе. Потом я специально заглянул в биографию Кундеры, чтобы удостовериться, что он не был доктором. Странно, что я не полез проверять, не погиб ли он в автокатастрофе (в старом пикапе без тормозов).

Близкой моему сердцу оказалась идея «великого похода». К сожалению, я уже не припомню как именно Кундера ее формулировал.

Кстати, кто-нибудь понял, почему плыли скамейки по реке?  Нет, я догадываюсь что означает эта метафора, но объяснял ли автор это явление с точки зрения книжной «реальности»?

P.S. Котелок!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *